Нерожденный 2

— Ты такая умничка, что согласилась! — трепетала Валя, открывая дверь подруге.

— Ну, тут до моего согласия еще далеко, — ухмыльнулась Полина, снимая пальто. — Было свободное время, вот и решила прогуляться.

— Да-да, конечно! Ты проходи! Только разуйся. Полы новые, ламинат 32-го класса! Это когда по нему на каблуках можно ходить. Но разуваться все же нужно, пока это не твоя квартира.

— Ну, конечно, я разуюсь. Чай не в Америке живем. — Полина присела и потрогала поверхность пола. — Очень красиво. Под дерево, прям. И структура древесная ощущается.

— 3D-ламинат! Тут везде такой. Только рисунок разный. Квартирка то маленькая, по сравнению с твоей. Всего 28 квадратных метров. Поэтому и ремонтировать ее в разы дешевле.

— Показывай! — объявила Полина. — Я готова!

— А тут и показывать нечего. Ванная, туалет, зал, кухня и маленький балкончик. На нем зимняя резина сейчас лежит.

— Тут сейчас проживают? Нам точно можно сюда сейчас?

— Нет, конечно, глупенькая! Квартира пустая уже три месяца. Видно же! Вещей никаких нет, посуды на кухне нет. Или ты про резину? Так это Азиз сюда ее на хранение привез. Свой балкон освободить. Но ты не переживай. Если сегодня доверенности подпишем, он ее сразу заберет.

— Азиз это тот твой риелтор?

— Ага! Очень приятный человек, между прочим! — Валя загадочно улыбнулась. — Галантный и симпатичный! Мне надо ему позвонить. Ну, сказать, что мы сейчас здесь. Ты пока осматривайся. Вон там – зал. Кстати, вся мебель остается здесь.

— Хорошо, — согласилась Полина и вошла в гостиную, пока подружка пошла на кухню звонить своему риелтору. Бегло осмотрела безупречный ремонт в минималистичном стиле, еще раз потрогала рельефный пол, осмотрела мебельный гарнитур в виде стенки-горки и подошла к большому бежевому дивану, обтянутому бархатом. Она провела ладонью по ткани и осторожно уселась. Почувствовав как диван мягко и нежно принимает ее тело, Полина расслабилась. Она закрыла глаза и приятно замечтала.

— Мама, — вдруг послышался голос.

Полина приподнялась и огляделась. Услышав лишь неразбочивый голос подружки, доносившийся с кухни, она вновь откинулась и закрыла глаза.

— Это Алёша! — снова прозвучал голос. — Не вставай и не открывай глаза!

— Хорошо, — прошептала Полина. — Но я же не сплю. Как ты тут очутился? Ты же только…

— Мама, нет времени объяснять! — резко перебил Алексей. — Уходи отсюда! Под любым предлогом. Соври что-нибудь. Но просто уходи и не возвращайся!

— Но зачем?

В этот момент в гостиную вошла Валя, с двумя бокалами шампанского и широко улыбаясь.

— Я все уладила! — чуть ли не пропела она. — Сейчас приедет Азиз с документами и заберет свою зимнюю резину.

— А обязательно сегодня подписывать документы? — нерешительно спросила Полина.

— А чего тянуть кота за хвост? Или ты боишься, что передумаешь?

— Я вообще-то еще не решила даже. Это же не шкаф обменять, какой-нибудь. Семейная квартира!

— Ну, Поль! — жалобно протянула подруга. — Ну, мы же все уже обсудили! Или тебе эта однушка не нравится?

— Да все тут нравится. Просто, слишком как-то все быстро, что ли. Не обижайся, прошу тебя.

— Ладно, — улыбнулась подруга. — Определяйся, сколько тебе времени понадобится. Держи шампусик, хоть по бокальчику тяпнем.

— Ты Азизу своему позвонишь? — Полина взяла бокал и сделала глоточек. — Чего ему сюда зря ехать. А я пока ванную посмотрю, и сделать кое-что нужно, — она лукаво улыбнулась. — Сама понимаешь.

Полина вошла в ванную комнату и, даже не осмотрев ее, уселась на унитаз, закрыв глаза.

— Что не так, сынок? — прошептала она.

— Быстро, два пальца в рот и постарайся вырвать. В шампанском был яд.

— Нас отравили? — испуганно воскликнула мама и шепотом добавила. — Надо Вале сказать! Она тоже пила.

— Это она тебя отравила, мама!

— Зачем такое говоришь, сынок?! — возмутилась Полина и тут же почувствовала боль в груди.

— Срочно все вырви! — крикнул из последних сил сынок, но мама уже потеряла сознание.

… Ты ее убила что ли?.. — послышался незнакомый мужской голос.

… Я высыпала в бокал все, что ты мне дал…— на этот раз — знакомый голос подруги.

… Дура, это было на целую бутылку…

… Зачем мне сыпать яд в бутылку? Я ведь тоже оттуда пью…

… Надо было высыпать в ее бокал, но совсем чуть-чуть! Она бы подписала доверенность…

… А я откуда знала?...

… И что нам с ней делать?...

… Сам думай, ты все это затеял…

… Она ничего не подписала…

… Ну, хочешь, я за нее подпишу? Думаешь, не проканает?...

… Если помрет — подпишешь сама! А теперь на стул ее посади и привяжи…

… Чем?...

… А я откуда знаю? Хоть колготками своими…

Полина снова потеряла всю связь с реальностью. Она вошла в дверь своей старой квартиры. На диване перед ламповым черно-белым телевизором сидел ее отец в трико с дырками на коленках и майке-алкоголичке и читал газету “Советский спорт”. Ничего необычного. На кухне доносился голос мамы, напевающей “Белую панаму” Пугачевы. Полина захлопнула за собой дверь, чем вызвала реакцию отца:

— Ты через Химки шла, что ли? Чего так долго?

— Хлеба купила? — спросила из кухни мама.

— Что происходит? — ошарашенно спросила Полина. — И что у меня с голосом?

— Это я не даю тебе умереть, — раздался шепот. — Вызвал старые воспоминания.

— Сынок?!

— Да, мама! Просто веди себя естественно. Как только потеряешь связь с реальностью, уйдешь в кому и назад уже не вернешься. Об этом писал доктор медицинский наук Семёнов в своей работе “Классификация коматозных состояний”. Книга, которую ты мне читала в прошлом году, помнишь?

— Не очень! А что мне делать?

— А что делают двенадцатилетние девочки, вернувшись со школы.

Полина опустила взгляд вниз на авоську, которая была зажата в кулаке.

— Купила! — громко ответила она.

— Ну так неси быстрее! Отец проголодался. И сама пообедай! Уроков много задали?

— Нет, мам, совсем чуть чуть! — а сама в сторону шепотом: — Сто лет не видела родителей. Можно я к ним?

— Иди, конечно! — ответил Алеша. — Главное не теряй связь с реальностью. А то это сон может затянуть и ты уже не проснешься.

Полина разулась и пошла на кухню. Там она положила авоську с хлебом на стол и крепко прижалась к матери.

— Что с тобой, доченька? — спросила та. — Опять Вичка задирается?

— Нет, мамулечка, — прослезилась девочка, — просто я соскучилась очень!

— Ты моя лапочка! Ну, ну давай, раздевайся, я тебе супчика налью.

— Я к папе, — тихо сказала дочь и выскользнула из объятий мамы. Она забежала в зал и кинулась на грудь отцу.

— Ой, ты мой медвежонок! — выдал отец и прижал дочь к себе.

— Мама, ты сейчас привязана к стулу и без сознания! — раздался голос.

— Кто это? — неожиданно спросила Поля.

— Штирлиц! — ответил отец. — 17 мгновений весны. Дочь, ты чего? Такое знать надо!

— Показалось, — шепнула дочь и уткнулась в волосатую отцовскую грудь.

— Мама, мамочка, мамулечка, — продолжал шептать голос, — оставайся со мной!

— Алёша! — вскрикнула Полина и тут же очнулась. Она сидела на заднем сидении какого-то автомобиля. По бокам от нее сидели два здоровых мужика, придерживая ее за локти. В окне автомобиля мелькали деревья. Похоже на лес.

— Очнулась? — спросил мужчина за рулем.

— Где я? — простонала пленница.

— Мы сейчас в одно место съездим и отпустим тебя. Хорошо?

— Что происходит? — не сдавалась Полина.

— Все нормально! Ты только что продала квартиру. Если будешь себя хорошо вести, мы тебя отпустим. Поняла? — он перешел на хрип.

— Да, — мотнула головой женщина.

— Они едут тебя убивать, — прошептал знакомый голос.

— Алёша? — вслух спросила женщина. — Сынок?

— У нее есть сын! — завопил пассажир на переднем сидении..

— Она сумасшедшая! — поправил водитель. — Валя предупреждала. С несуществующим сыном разговаривает. Даже на учете состояла. Идеальный клиент!

— Мама, — снова раздался голос. — разговаривай со мной только в мыслях, поняла?

— Поняла, — мысленно ответила женщина. — Ты можешь со мной разговаривать, когда я не сплю?

— Пришлось научиться. Ты не слушаешь меня. И скоро умрешь. А вместе с тобой умру и я. Твоя подруга тебя предала. Это она тебя отравила. За это ей пообещали четверть стоимости твоей квартиры. Они привезли своего нотариуса, вон он — на пассажирском сидении сидит. У них тут целая банда. Они отбирают квартиры у одиноких людей и убивают их.

— Откуда ты это знаешь?

— Я слушаю все, что происходит. Даже когда ты без сознания или спишь.

— Что мне делать?

— Слушать меня, когда я скажу. Они считают тебя сумасшедшей. Пусть так и считают. Не перечь им. А сейчас делай то, что должна делать в такой ситуации. Бойся!

— Хорошо, — согласилась Полина и тихонько заплакала. — Я не хочу умирать. Я не хочу терять тебя!

— Еще посмотрим, кто кого! — ответил Алексей.


Уважаемые читатели! Я пишу исключительно для Вас и стараюсь это делать как можно чаще. Поэтому, если мое творчество Вам не чуждо, прошу Вас поддержать меня символической суммой, которую вы сможете перевести мне удобным для Вас способом:

На карту: 2202 2032 1982 5702 (Сбербанк)

Или по кнопке:

Все книги автора на ЛитРес
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.