Почему люди едят бетон

— Мама, а что здесь написано? — мальчик вытащил кусок бетона изо рта и указал на металлическую табличку, которая лежала на полу.

— Я не умею читать, — промычала мать, пережевывая свою порцию бетона. Она крошила своими алмазными зубами щебень, попадающийся в цементе, как шоколад, с удовольствием слизывая образовывающийся от этого процесса песок.

— А кто умеет читать? — не унимался мальчик.

— Может, старые люди умеют, — ответила мать и выковырила из зубов кусок арматуры. — Жаль, что железо не вкусное, — добавила она. — Ешь, давай, не отвлекайся по пустякам!

— Тут написано «Школа», — раздался голос пожилой женщины, доедающей кусок стекла. — Мы едим здание школы.

— Вы умеете читать? — спросил мальчик.

— Нет, конечно, — ответила бабушка. — Никто уже не умеет читать. Но я знаю несколько букв. И смогла догадаться, какое слово тут написано. Это табличка, которая вешалась на дверях в школу.

— А что такое «ШКОЛА»? — продолжал любопытствовать ребенок.

— Это так место особое. Вся ирония в том, что именно в школах детей, вот прям таких как ты, учили читать. А некоторых даже писать!

—Откуда вы все знаете? — спросила мама.

—Бабка моя рассказывала. А ей – ее бабка. А вот мать этой бабки как раз училась в одной из таких школ. Возможно даже, что и в этой.

— Они сюда приходили учиться читать?

— Каждый день!

— И как же они не съели это здание?

— Они тогда не питались зданиями. Тогда они ели овощи. А еще мясо и молоко!

— Какой вздор! — ужаснулась мать. — Сынок, не слушай эти сказки! Люди никогда не могли есть ничего кроме бетона.

— Тогда скажите мне, женщина, откуда взялись здания?

— А ниоткуда! Может когда-то их построили кто-то очень давно. А может и сами выросли тут, как деревья. Нам-то какая разница? Ешь себе и ешь!

Мы уже съели почти все здания в этом месте. А когда они кончатся, что будем есть?

— Да, как обычно! Пойдем искать новое место, где растут эти здания. А пока будем есть в других местах, здесь обязательно вырастут новые дома. Или кто-нибудь опять их построит.

—Мам, а можно я съем табличку, — спросил мальчик, облизывая металлическую пластинку с надписью «Школа». — Очень уж очень она вкусно пахнет.

— Люди не едят железо, — ответила безразлично мать и добавила. — Ну, если хочешь, ешь. Потом не жалуйся, что живот болит.

Ребенок откусил кусок метала и начал его пережевывать. Вкус ржавчины приятно растекся по рецепторам, вызвав довольную улыбку у ребенка.

Здание школы уже было почти полностью съедено. На ее месте возвышался обглоданный скелет из металлической арматуры – единственное напоминание учебного заведения потерянной цивилизации. Весь город напоминал палеонтологический музей, где вместо скелетов тираннозавров и диплодоков стояли арматурные каркасы домов. Люди группами, напоминающие семьи, переходили от одного каркаса к другому, пытаясь найти остатки бетона или стекла. Их алмазные зубы почти не стачивались, а скорее наоборот – укреплялись, наращивая прочность и долговечность. Шли затяжные дожди уже больше недели, поэтому дороги превратились в месиво из грязи и человеческих экскрементов. Асфальт съели уже давно.

***

— Мы висим на этой орбите уже двести земных циклов, — в очередной раз начал причитать капитан. — Мои весла высохли, а паруса покрылись паутиной! А боцман с командой уже спились от безделья. Драки почти каждый день!

— Зачем вы все время используйте морские аллегории, Криг? — Шангус потягивал из трубочки прионский коктейль и поглаживал мшыкла. — Мы ждем, пока люди доделают свою работу и продадим планету, как необитаемую.

— Почему бы нам просто не уничтожить этих аборигенов? Мощности наших пушек хватит, чтобы уничтожить все планеты этой чертовой системы.

— Варварский подход, Криг! — глава компании подошел к иллюминатору. — Это самая прекрасная планета, которую мы с тобой когда-либо находили! Посмотри на нее! Моря и реки, океаны и горы, пустыни и ледники, где еще можно найти такое разнообразие? А ты видел, сколько там видов живых существ? А какая флора! Леса и равнины, непроходимые джунгли и земли с вечной мерзлотой! Тут даже есть эндемики! Это тебе не Борул 7 какой-то, с его одним животным, двумя растениями и тремя бактериями! Здесь и наклон оси идеальный для видообразования, и материки разделены и…

— Стоп! — перебил его капитан. — Я не оспариваю ценность этого объекта. Более того, я понимаю, зачем мы здесь! Если мы исчезнем, хотя бы на сутки, планета достанется вашим конкурентам. Ведь вы меня не за этим нанимали. Я не понимаю, почему бы нам просто не уничтожить разумный вид? Мои инженеры за двадцать минут создадут бактерию, которая убьет всех людей планеты в течение двух месяцев. И все! Планету на аукцион!

— Дурак ты, Криг, — Шангус покачал головой. — Ну, убьем мы всех, выставим на аукцион, прилетит сюда аукционная комиссия и, что она обнаружит? Останки представителей недавней цивилизации? Геноцидом попахивает. Ты хочешь на пять тысяч циклов в Суперпустоту, как твой брат? Нет, Криг! Не хочешь! Да и потом, люди настолько изгадили свою планету, что она потеряла от своей идеальной стоимости процентов 80. В воздухе примеси тяжелых металлов, океаны все в отработанном пластике, почва отравлена удобрениями и промышленными отходами. Дороги и коммуникации затянули земной шар в свою паутину. Как тут жить вообще? Кому вообще понадобится планета, на которой есть разумный вид, да еще с такой небрежностью относящийся к своему же дому! Ох, если бы люди знали, что таких уникальных планет как Земля в галактике по пальцам одной руки можно пересчитать, они бы все равно не перестали бы гадить здесь! Лично я родился и вырос на Тантосе, где всю поверхность покрывает километровым слоем сплошной песок. Мой вид питался редкими насекомыми, которые в свою очередь ели крайне редкую растительность и друг друга. Я впервые увидел воду, когда попал на Вандау! А если взять ту же Вандау, она покрыта сверхсоленым океаном. Там жизнь не должна была зародиться вообще! Но зародилась в крайне скудной форме. А ты, Криг! Откуда ты сам?

— С Вулга я.

— Ну, вот видишь! Разве Вулг сравнится с этой красотой?

— Нет, господин Шангус. Там кругом одни вулканы. Свет от коричневого карлика не доходит до поверхности. Только действующие вулканы немного освещают планету. А еще там очень жарко и никакой растительности.

— Ну, вот поэтому наберись терпения, Криг. И успокой команду. Еще двести пятьдесят циклов и мы получим чистую планету.

— А что станет с людьми и с их цивилизацией? Они же никуда не денутся!

— Эх, Криг! Смотри! — Шангус достал золотой контейнер, открыл его и вытащил прозрачную запечатанную ампулу. — Это антровирус! — он потряс ампулой в воздухе, чтоб показать синий осадок. — Он сейчас в растворе метана и не активен. Создан специально для человека. Мы распыляем его в атмосфере, а люди им дышат. Вирус запускает мутацию в организме человека, заставляя его потреблять иную форму пищи. Так сказать, переквалифицироваться в гастрономических потребностях. На первой стадии человек больше не может есть протеины и углеводы из растительной и животной пищи, а начинает их потреблять из пластика, бумаги и синтетических жидкостей, таких как бензин, ацетон и так далее. Цивилизация съедает весь свой пластик, и начинает выпускать новый – теперь уже для еды. Но тут у их детей появляется вторая стадия, когда организм уже не переваривает пластик. Теперь новому поколению нужен бетон, стекло и асфальт. В ход идут строения и дороги. Мутация меняет организм настолько, что даже углерод перерабатывается в алмазную пыль, из которой формируются их зубы и челюсти. А уже их дети начнут есть металл. В ход пойдут каркасы зданий, провода, автомобили и тому подобное.

— Хорошо, а когда они съедят все, что когда либо создали, люди вымрут. Что мы будем делать с таким количеством костей?

— А вот тут, капитан, наступает последняя стадия мутации! — Шангус широко улыбнулся. — Последней их пищей будут они сами. И в последнем поколении людей их численность уменьшится до одного человека. Мы не будем его убивать. Просто сдадим в зоопарк разумных существ. Там ему создадут условия, клонируют и будут контролировать популяцию. А планета станет девственно чистой, как была до людей.

— Это гениально, господин Шангус, хоть и довольно долго.

— Все ожидания оправданы. Мы очистим планету и выставим на аукцион.

— Сколько планируете выручить за Землю.

— О, Криг! Нам хватит на небольшую необитаемую галактику.

— Заправочная станция?

— Да! Учитывая, что галактика будет необитаемой, мы сможем сталкивать звезды, превращая их в нейтронные объекты, которые в свою очередь будут излучать антиматерию – топливо для кораблей. А чтобы успокоить тебя, Криг, я готов дать тебе 10% от выручки.

—Пойду успокою команду…


Уважаемые читатели! Я пишу исключительно для Вас и стараюсь это делать как можно чаще. Поэтому, если мое творчество Вам не чуждо, прошу Вас поддержать меня символической суммой, которую вы сможете перевести мне удобным для Вас способом:

На карту: 2202 2032 1982 5702 (Сбербанк)

Или по кнопке:

Все книги автора на ЛитРес
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.